Главная
strict warning: Declaration of views_handler_filter_date::exposed_validate() should be compatible with views_handler::exposed_validate(&$form, &$form_state) in /data/p0199/belpravda.ru/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_date.inc on line 0.

Не согнуть и не сломить РУССКОГО СОЛДАТА

В начале 1944 года Анастасия Константиновна Панченко, простая женщина из села Дмитровка (ныне Яковлевского района), одна из многих миллионов таких же жен и матерей, проводивших родных на войну, получила сразу два сообщения с фронта. Похоронку на мужа Данилу и письмо из дивизии, где служил ее сын Михаил, о том, что тот пропал без вести. Это двойное горе подкосило женщину. Но затем мелькнула слабая надежда, за которую зацепилось материнское сердце. Может быть, хотя бы сын жив, ведь в сообщении было сказано, что Михаил пропал без вести в сентябре 1943 года, а он приезжал после излечения в госпитале в тот же год, но в ноябре. И уж совсем сняло горе с плеч письмо, которое затем пришло от Михаила. Но как же случилось, что живого бойца объявили без вести пропавшим?

На войне как на войне
После многодневных боев в сентябре 1943 года передовые части Красной Армии подошли к украинскому селу Великая Павловка Зеньковского района Полтавской области. Немецкие захватчики превратили этот небольшой населенный пункт в неприступный бастион. В садах и огородах сельчан были установлены минометы, оборудованы пулеметные точки, а наиболее уязвимые места заминированы.
Наши тоже подготовились к операции по освобождению села: подтянули артиллерию, приняли меры по усилению минометного огня. Взводу, где служил Михаил Панченко, предстояло наступать на одном из важнейших участков.

Не согнуть и не сломить РУССКОГО СОЛДАТА
Боевая задача – разгромить и выбить окопавшихся на окраине села фрицев. Командир, лейтенант Костромичев, выбрал для ответственного задания Панченко. Тот должен был незаметно подобраться к врагам и отвлечь их от основных наступающих сил стрельбой из автомата. Пока Михаил, перебегая по траншее, стрелял то с одного, то с другого места, создавая видимость большого количества бойцов, его товарищи смогли незамеченными подобраться к противнику и открыть огонь. Однако гитлеровцы, стремясь во что бы то ни стало удержать Великую Павловку как стратегически важный объект, цеплялись за каждый клочок земли, за каждую хату. Препятствием в продвижении советских солдат стала вражеская огневая точка на одной из возвышенностей. Пулемет строчил так, что и головы не поднять.
Лейтенант Костромичев приказал забросать дзот гранатами. Выбрал солдат – опять же Панченко и еще одного бойца по фамилии Русанов. Вдвоем они подобрались к пулеметному гнезду и стали забрасывать его гранатами. Но тут рядом прогремел взрыв. Последнее, что запомнил Михаил до взрыва: после его броска пулемет замолчал.

Не согнуть и не сломить РУССКОГО СОЛДАТА
Очнулся Михаил в госпитале. Все тело болело и ныло. К ужасу своему понял, что не может говорить – тяжелое ранение и контузия.
Панченко лечился в госпитале четыре месяца. А однажды сосед по палате рассказал ему, что случилось после последнего боя Михаила – об этом сосед узнал от друзей. Благодаря тому, что удалось уничтожить пулеметное гнездо противника, взвод двинулся в наступление, но без Панченко. Отважного бойца сочли погибшим, он остался лежать на поле боя. Но в телеге подобравшей Михаила похоронной команды – его уже везли к братской могиле – он неожиданно застонал.
– Значит будешь долго жить – примета такая есть, – сказал сосед. – Мы еще повоюем, еще до Берлина дойдем!
После войны Михаил Данилович побывал в Великой Павловке, увидел установленный там памятник и братскую могилу павшим в сражениях на этой земле. Михаил Данилович и сейчас переписывается с ребятами-школьниками из отряда «Поиск», которые свято хранят память о воевавших за их село.
Восемнадцать мальчишеских лет
Но вернемся в 1943 год. Дни в госпитале тянулись невыносимо долго. За это время чего только не передумаешь. Дмитровка совсем рядом с госпиталем, сердце так и рвется в родной дом. Долгими вечерами Михаил думал о родных: как они там? Вспоминал свою довоенную жизнь, она была очень короткой – всего-то 18 мальчишеских лет.
С десятилетнего возраста Михаил уже помогал семье, работал в колхозе «Заря Востока», который был образован в 1934 году. Вначале в страду разносил воду косцам и вязальщицам, затем стал водовозом. Вспомнился и предыдущий неурожайный 1933 год, во время которого умер от голода младший брат. Как пережили то время – вспоминать страшно. Даже сон не шел к сельчанам, все только и были заняты тем, что искали чего бы съесть: траву, кору, не выкопанную с осени картошку...
Но время шло, кто выжил, тот выжил, а горькие годы постепенно стали забываться. В 1937 году был самый высокий урожай, на один трудодень выдавали по семь килограммов ржи! Оказалось, что это очень много, некоторые и кур кормили зерном. Тогда собрание колхоза постановило: выдавать по три килограмма ржи на трудодень, остальное продавать и покупать что-либо необходимое для колхоза. В тот же год колхозный агроном привез из Крыма семена арбуза. Под них отвели 12 гектаров. Все ребятишки в колхозе долго помнили, какой был отличный урожай арбузов!
После семилетки он окончил в Обояни школу механизаторов, мечтал работать на родной земле. Но мечты эти безжалостно оборвала война, принесла она много горя и бед жителям Дмитровки.
Чтобы врагу не достались ни техника, ни колхозный скот, правление решило все эвакуировать. Михаилу как комсомольцу доверили вместе с шестью колхозниками перегнать в тыл 80 коров и 120 овец. И вот каково было понимание ответственности советских людей: несмотря на, казалось бы, полный сумбур и неразбериху первых военных дней, голод и холод, гнали дмитровцы коров и овец долгих два месяца, прибыли наконец в место назначения и сдали под расписку все двести голов.
Обратно идти сил не было. Хозяйка хаты на хуторе Агеево, где остановились дмитровцы, глянув на изможденного, оборванного Михаила, не выдержала, заплакав, произнесла:
– Видела бы тебя теперь твоя мать...
Михаил так и остался жить на хуторе Агеево Ряшеновского сельсовета Буденновского района (ныне Красногвардейский район). Работал конюхом. А в 1942 году его направили в военкомат в Воронежскую область, где он прошел 100-часовой курс общего обучения. Потом новобранцу выдали повестку явиться на призывной пункт. Но Михаил, накануне чувствовавший себя неважно, прибыв к месту назначения, там и вовсе занемог. Военный врач поставил диагноз: тиф. В горячем бреду чудились Михаилу родные места и склонившаяся над ним мать. Очнулся дома в Дмитровке. Оказалось, что видения не совсем бред: мать выходила сына, которого на телеге привезли с призывного пункта. Вскоре в Дмитровке появились и стали хозяйничать враги, так что матери приходилось идти на всяческие ухищрения, чтобы немцы не обнаружили выздоравливающего сына.
А затем пришла радость: 12 января 1943 года Дмитровку освободили. И почти сразу, 18 января, Михаила Панченко призвали в армию. Направили в учебную часть за Волгу. Затем полк, где продолжал служить Панченко, перебросили на фронт. Уже был освобожден Харьков, наши войска рвались вперед.
В том горячем бою за Великую Павловку Михаил Панченко проявил героизм и мужество, но удача отвернулась от молодого солдата – ранение, контузия, госпиталь.
Всем смертям назло
Больше всего Михаил опасался того, что не сможет вернуться на передовую. Но молодость и желание жить победили недуг. Боец полностью излечился, вернулись силы, он заговорил. Часть раненых, среди которых был и Михаил, перевозили из города Сумы в обоянский госпиталь. Остановились в Томаровке. Тут и упросил Панченко оставить его долечиться в томаровском госпитале. Оттуда до Дмитровки не так далеко: удалось еще раз свидеться с родными.
А пророчество соседа по госпитальной палате, вспомнившего верную примету, сбылось. Михаил не только выжил, он участвовал во многих сражениях, доставлял боевую технику с Кавказа, пройдя обучение в учебном полку в Большом Токмаке, стал минометчиком. Продолжая бить ненавистного врага, дошел до Эльбы и домой, в Дмитровку, вернулся с боевыми наградами на груди. Но, лишь немного отдохнув под родной кровлей, встретившись с друзьями и близкими, уехал в Белгород восстанавливать разрушенный город. Михаил овладел восемью строительными профессиями. Он закладывал фундамент и возводил цеха «Энергомаша», строил жилые дома. Михаил Данилович бережно хранит награды: медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», орден Отечественной войны II степени, а также десятки грамот и благодарностей за ударный труд в мирное время.
И еще об одном важном событии в жизни Михаила Даниловича нельзя не сказать. Вернее, в жизни двух замечательных людей. В 1948 году Татьяна Степановна, тогда просто Таня, стала верной спутницей Михаила. Дети и внуки свидетели: Михаил Данилович и Татьяна Степановна всегда жили в согласии, супруг ни разу не обидел жену грубым словом, а душа дома – мама двоих детей всегда стремилась к тому, чтобы в семье царило полное согласие и благополучие. Кстати, по количеству имеющихся благодарностей и грамот ветеран труда Т. С. Панченко, пожалуй, не уступит своему мужу.
Супруги Панченко и сейчас живут в выстроенном Михаилом Даниловичем доме в тихом уголке Белгорода – в переулке Зеленом. Недавно, первого мая, в кругу родных и близких Михаил Данилович с Татьяной Степановной отметили 65-летие совместной жизни. Супруги вырастили сына и дочь, у них на сегодня (в дальнейшем родни должно прибавиться) пятеро внуков и семеро правнуков.

На снимке: 
фронтовое фото боевых друзей – Михаил ПАНЧЕНКО (справа) и Иван ЕСИПОВ; Татьяна Степановна и Михаил Данилович ПАНЧЕНКО с правнуками Максимом и Мариной.
Автор: 
С. СТАРИКОВА. Фото автора и из архива семьи Панченко. г. Белгород
№: 
087
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)
data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,gplus" data-yashareTheme="counter">

Вставить в свой блог

Для вставки в блог анонса данной статьи, скопируйте нижеприведенный код в буфер обмена, а затем вставьте его в форму добавления сообщения вашего блога.

Партнёры

logo1.gif

logo1.gif


Подключение CSS файла