Главная
strict warning: Declaration of views_handler_filter_date::exposed_validate() should be compatible with views_handler::exposed_validate(&$form, &$form_state) in /data/p0199/belpravda.ru/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_date.inc on line 0.

Губернатор посоветовал… дать взятку

Когда на расширенном заседании коллегии прокурор области Н. Д. Саврун отчитался, как положено, об итогах работы ведомства за минувший год, главный федеральный инспектор в Белгородской области А. А. Закоржевский (кстати, профессиональный наркополицейский, генерал) задал докладчику непростой вопрос.
С одной стороны, сказал Александр Андреевич, прокуратура признает и фиксирует стремительный рост за короткое время потребителей очень страшного наркотика – дезоморфина. А с другой… Когда обеспокоенные той же проблемой наркополицейские обратились к губернатору с инициативой об ограничении продажи в аптеках кодеиносодержащих препаратов и Е. С. Савченко такое постановление подписал, то прокуратура с ходу этот документ опротестовала.
Понятно, формировать рецептурный список лекарств – прерогатива федеральной власти, и Москва бдительно защищает свою монополию.
«Но ведь и наши действия разумны и логичны, – продолжал А. А. Закоржевский. – Опираясь на результаты запретительной кампании, мы рассчитывали, что областное законодательное собрание выйдет в Государственную Думу с предложением принять соответствующий закон, но касаемый уже всей страны. Доброе дело сдвинулось бы с мертвой точки».
Прокуратура в ответ изложила свою позицию. Оперативно-разыскная работа должна вестись на более высоком уровне, уверен Н. Д. Саврун. Это же секрет Полишинеля (то есть совсем не тайна) – где, кому и в каком количестве лекарства «двойного назначения» отпускаются.
А если идти по пути запретительства, добавил заместитель Генерального прокурора России В. В. Малиновский, также принявший участие в заседании, то можно и до абсурда дойти: клей из торговли изъять, ведь есть же любители его понюхать.
Но на клей, между прочим, никто не посягает. А что касается лекарств, то, скажем, в Америке, на которую по поводу и без мы любим ссылаться, даже безобидным аспирином торгуют только с разрешения врача, по рецепту. Сама лично когда-то наблюдала…
О наркотиках эмоционально говорил в своем выступлении и губернатор Е. С. Савченко. Если главная миссия, предназначение прокуратуры – защищать права сограждан, сказал он, то радеть за свободный отпуск кодеиновых лекарств – значит сознательно обрекать на смерть сотни, тысячи людей по всей стране. «А чьи права таким актом защищаются?» – спросил глава региона. И сам же ответил: прежде всего спекулянтов-производителей. «Разумеется, действовать надо по закону, – подчеркнул губернатор. – И по справедливости тоже».
Развивая тему неформального отношения к делу, Е. С. Савченко предложил вниманию ­аудитории универсальную, беспроигрышную формулу: за фактом видеть явление.
– Люди судят о жизни не по статистике, не по сухим цифрам отчетов. Людей, по большому счету, не интересует точное количество совершенных грабежей или угонов. Человеку важна его личная безопасность – ощущает он ее или нет, – сказал губернатор.
– В этом отношении минувший год был показательным. Кущевка, события на Манежной площади со всей очевидностью продемонстрировали: были допущены не отдельные ошибки. Произошли системные сбои. Кущевки «в зародыше» есть везде, в любом регионе. И Белгородчина – не исключение, – подчеркнул Евгений Степанович.
Вот Интернет пестрит фамилией Скиданова. Зафиксировано и установлено: ею сбит человек. И через год «титанической» работы правовой машины наказание таково: лишить виновную… права управления автомобилем на год. За примирением сторон.
Общественность – в шоке! С чего началась Манежная площадь, напоминает губернатор, что стало спусковым крючком? «Мелочь»! Следователь Максим Соколов отпустил из шести задержанных пять человек. И все взорвалось!

– Давайте к этим вещам подходить серьезно, – призвал Е. С. Савченко. – Давайте не играть на человеческом самолюбии. Щадить общественное мнение. Прислушиваться к нему.
И защищать права человека – это альфа и омега деятельности прокуратуры – тоже надо не для «галочки».
Губернатор озвучил с трибуны ворох адресов – «Энергомаш» в Белгороде, ЖБИ-3 в Яковлевском районе, молочно-консервный комбинат в Волоконовке, Малые Маячки в Прохоровке… Банкротства (и не факт, что непреднамеренные), конкурсные управляющие, другие малопонятные простым людям пертурбации. Тысячи человек ущемлены в правах, и все это происходит на глазах прокуроров.
«Где наши действия?» – спрашивает Е. С. Савченко, продолжая ряд аналогичных примеров. В поселке Северный нарушены десятки договоров долевого строительства. Обманутые дольщики ищут правду по всем инстанциям. А тот, кто украл их деньги, словно ни при чем. Уголовное дело в отношении мошенника вообще прекращено. Почему?
Очень закономерный вопрос. И люди в данной ситуации могут понять и принять лишь один ответ: вор должен сидеть в тюрьме!
А как быть с правами женщины из Старого Оскола, разместившей в Интернете письмо о том, какие, без преувеличения, оскорбления и унижения она испытала при постановке на учет машины.
– Я даже не поверил! – признается Евгений Степанович. – Направил туда проверку. Все – слово в слово – подтвердилось! А прокурор? Разве он не знает, что на его глазах творится? Да тысячу раз он должен быть в курсе, если эти жалобы уже до меня доходят.
Поток «сюжетов» в арсенале первого лица области кажется неисчерпаемым. Е. С. Савченко приводит в пример по меньшей мере странное объявление, также появившееся в Старом Осколе: «За умеренную плату обеспечим охрану дворов в ночное время».
– Да это не что иное, как поборы под видом охраны! И где недреманное око прокуратуры? – спрашивает Евгений Степанович и продолжает:
– О коррупции много говорим. Но воз и ныне там. Недели две назад пришел ко мне предприниматель. Рассказал, что в одной федеральной структуре не может получить экспертное заключение. Вымогают взятку. Я, в свою очередь, хотел поручить это дело правоохранительным органам. Но бизнесмен от помощи отказался – ведь не ясно, как правоохранители сработают.
«Тогда плати деньги», – согласился с ним губернатор.
А через время коммерсант принес Е. С. Савченко два документа. Первый – с отказом. Как память об испытанных мытарствах. Вторая бумага – положительное заключение. Цена вопроса – 20 тысяч рублей взятки.
Е. С. Савченко:
– Приглашаю руководителя того федерального органа. Мое требование: немедленно освободить взяточника от работы. Я по закону действую? Нет, конечно. Но как иначе бороться с явлением? Дать взятку и задержать злоумышленника с поличным? 90 процентов гарантии: через час взяточнику станет доподлинно известно о готовящейся операции. К большому сожалению… Никого ни в чем не хочу упрекать. Однако подобные действия с моей стороны будут и дальше. Пусть потом ходят уволенные по судам с исками о восстановлении на работе. Однако думаю, что это не в их интересах. Меньше всего мздоимцы стремятся к огласке.
– Когда за фактом начинаешь видеть явление, – итожит наш губернатор свою получасовую, что называется, на одном дыхании речь, – то как раз здесь начинается непочатый край работы… Помните, у поэта герой искал место, где «оскорбленному есть чувству уголок»? Прокуратура и должна быть этим местом любому «оскорбленному чувству». Любое попранное право здесь должно быть поддержано и восстановлено…

Автор: 
Т. СОБОЛЕВА
№: 
16
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голосов)
data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,gplus" data-yashareTheme="counter">

Вставить в свой блог

Для вставки в блог анонса данной статьи, скопируйте нижеприведенный код в буфер обмена, а затем вставьте его в форму добавления сообщения вашего блога.

Партнёры

logo1.gif

logo1.gif


Подключение CSS файла