Главная
strict warning: Declaration of views_handler_filter_date::exposed_validate() should be compatible with views_handler::exposed_validate(&$form, &$form_state) in /data/p0199/belpravda.ru/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_date.inc on line 0.

Проблемы законотворчества. Размышления. Выводы

Напомним, Юрий Алексеевич Селиванов в 2010 году был избран в Государственную Думу 6-го созыва. Он проработал около 50 лет на производстве, из них 46 лет в Белгородской области на одном и том же предприятии – ЖБК-1, в том числе 35 лет генеральным директором.
Предприятие выдержало все экономические потрясения, и за эти годы численность коллектива выросла в десять раз – с 350 до 3500 человек. Строители ЖБК-1 первыми перешли на строительство энергоэффективных жилых домов в соответствии с Федеральным законом № 261. На этом предприятии успешно развиваются все социальные программы, инициированные правительством области, администрацией Белгорода, профсоюзами, социальной службой корпорации. Так, здесь успешно действуют известная на всю Россию система трудового воспитания детей-сирот при промышленном предприятии; жилищно-накопительный кооператив ЖБК-1, родившийся в кризисные годы; программа «Здоровый образ жизни», которая получает призы и областного и российского уровня.
Словом, как практику, хозяйственнику Ю. А. Селиванову есть чем поделиться.

Беседа началась с вопроса:
– Юрий Алексеевич, как вы адаптировались в новом качестве? Что отметили хорошего, что плохого, с вашей точки зрения, в работе Госдумы? На что нашим избирателям рассчитывать от вашей деятельности и сможете ли вы повлиять на улучшение законотворческой работы?
– Адаптироваться было непросто. Да и сейчас мне, хозяйственнику, заниматься несвойственной работой сложно по следующим причинам.
Хозяйственник привык планировать, создавать товар и все это в режиме «здесь и сейчас» и видеть свой результат в оценке рядом живущих потребителей. Если они критикуют, то сразу, ни с кем не согласовывая, исправляю вместе с командой профессионалов брак или недоработки.
Работа же в Государственной Думе построена так, что некоторые инициаторы законопроектов годами ждут включения их в план. Затем месяцами идут согласования в исполнительных органах власти, в профильных комитетах, аппарате президента. В результате большая часть законопроектов на какой-то из этих ступеней отклоняется, и законопроект не проходит.
К сожалению, это происходит и потому, что не исполняется закон об иерархии властных органов. На исполнительную власть законодательный диктат должен распространяться от депутатов Госдумы – избранников народа, а народ-то и является источником власти согласно ст. 3 Конституции РФ.
У нас в органах государственной власти все наоборот и, на мой взгляд, полностью отсутствует система в главном: закон – исполнение – контроль. Отсюда и безответственность, и рост коррупции. Там, где нет контроля за исполнительной властью, это закономерно. Рост нарушений, использование служебного положения – почва для коррупции. И как депутат от оппозиционной партии могу сказать, что структура Государственной Думы сложилась так, что мнение таких же законных политических парламентских партий, но меньших по численности, практически не учитывается, а если учитывается, то формально, для соблюдения видимости «демократии», и все знают, что судьбу любого законопроекта определяет партия, имеющая парламентское большинство (то есть более 50 процентов голосов).
Опыт говорит, что это губительная практика, одна партия не должна иметь парламентское большинство. Если Государственная Дума будет создана на принципах коалиции, когда никакая партия не имеет парламентского большинства, то все будут вынуждены идти на компромисс и договариваться, иначе просто ни один закон не пройдет ни у какой партии.
Это стало бы началом конструктивного диалога, я подчеркиваю – конструктивного, а сейчас он формальный. А отсюда часто бывает так, что проект закона звучит просто замечательно, но в его отдельные пункты вносят поправки, которые выхолащивают суть закона до нуля. Поэтому на местах пользователи нашей законотворческой работы, то есть нашего продукта, часто жалуются: упаковка хорошая, но сам продукт несъедобный.
И вторая проблема.
Идет негласное соревнование, кто выдаст больше законов в расчете на одного депутата. При независимом спикере или каком-то независимом арбитраже эта форма была бы неплохая, все бы активно включались в плодотворную работу, встречаясь с избирателями для выявления узких мест в нашей социальной, общественной и производственной сферах, вносили бы изменения и поправки в законы. Кто больше поддерживает такую связь с избирателем, тот и есть более эффективный законодатель (депутат).
В условиях фракционной борьбы наглядно просматриваются торможения со стороны правящей партии тех законопроектов, которые инициированы оппозицией. Ведь партия власти выполняет волю создавшей ее исполнительной власти. И в план работы Государственной Думы вносятся только те законы от оппозиции, которые явно не примет исполнительная власть, и они в Госдуме пойдут в ускоренном порядке на отклонение, практически без обсуждения. Так было и с моим законопроектом.
В конечном счете, из-за такой разобщенности наше государство и стагнирует в экономике: нет диалога, нет принятия предложений со стороны оппозиционных партий, нет движения ни в чем. Рецессия налицо при богатейших природных ресурсах. И бесконтрольность. Она привела к невиданной коррупции во всех сферах государства, которая без действенного парламентского и общественного народного контроля приводит к потере доверия между всеми слоями общества (власть – бизнес – народ) и авторитета среди населения всех органов власти и лично президента. Правда, попытки усиления парламентского контроля имеют место в законодательстве, но опять же с оговорками, которые не позволяют авторам законов осуществлять жесткий авторский надзор, как это существует везде, где государственные деятели всех уровней, в том числе и депутаты, по-настоящему болеют за укрепление своего государства.
У большинства депутатов всех партий без исключения есть глубокая убежденность, что нужны кардинальные изменения в работе Госдумы. Ведь ее задача – если положение в стране ухудшается, немедленно вносить коррективы. Этого, к сожалению, нет.

– А лично вы чем занимаетесь и какими законопроектами?
– За первый год в Государственной Думе я убедился, что коль скоро принятие законов зависит в первую очередь от правительства, министерств и ведомств, то решил ознакомиться с их работой, для чего встречаюсь с министрами, крупными руководителями ведомств, рассказываю им о реальной ситуации, стараюсь убедить их в необходимости вносить изменения, найти поддержку и после вносить законопроекты в Государственную Думу и, возможно, даже с их подачи. Думаю, что это будет более быстрый метод работы.
Например, зная на собственном четырехлетнем опыте эффективность жилищно-накопительного кооператива, встретился с председателем Счетной палаты С. В. Степашиным и его заместителем В. П. Гореглядом. Подробно объяснил им, как использовать огромный – 17 триллионов рублей – источник финансирования, замороженный в сбережениях населения (большая часть в матрацах).
С. В. Степашин быстро отреагировал на мои расчеты, создал для проверки группу экспертов и, убедившись в их правильности, направил своего заместителя В. П. Горегляда для ознакомления с положением дел на месте, в Белгород. Кстати, одновременно с ним приезжал и бывший председатель Совета Федерации, а ныне председатель фракции партии «Справедливая Россия» в Государственной Думе С. М. Миронов.
По итогам встречи они подготовили письмо о необходимости распространения опыта по Российской Федерации, которое С. В. Степашин лично вручил В. В. Путину.
Более того, несколько раз встречался по этому вопросу с министром регионального развития И. Н. Слюняевым, который очень быстро вник в суть нашего ЖНК и сказал: «На сегодня лучшего и реального источника для развития строительства жилья в Российской Федерации нет». Мы с ним создали рабочую группу, и уже первое заседание было проведено. А 24 мая министр с трибуны Госдумы заявил, что министерство приступило к распространению белгородского опыта ЖНК по другим регионам. Кстати, воронежский сенатор С. Н. Лукин, тоже член рабочей группы, приступил к развитию кооперативного движения в своей области при активной поддержке губернатора А. В. Гордеева, с которым я ранее лично встречался, делился этим опытом, и он его тоже поддержал.
Этот же проект по развитию ЖНК в стране я внес и в Агентство Стратегических Инициатив (АСИ), которое контролирует лично президент. Этот проект внесен рабочей группой на утверждение, и, по словам сотрудников АСИ, он должен пройти. Если удастся распространить такую работу по регионам России, то будет дан мощный импульс и в экономическом, и в социальном, и в политическом развитии страны.
Следующая моя работа направлена на изменение воспитания и социальной адаптации детей-сирот в детских домах. Ваша газета на протяжении 18 лет освещает этот уникальный эксперимент, который успешно проводит на базе Разуменского детдома коллектив завода ЖБК-1. Он показал, что есть выход из чудовищной ситуации, когда 80 процентов детей из государственных детских домов через год попадают в тюрьмы, становятся бомжами, 10 процентов кончают жизнь самоубийством. Как можно мириться с таким положением? А в нашем эксперименте все 100 процентов выпускников адаптированы, подготовлены к самостоятельной жизни и стали полноценными гражданами нашей страны, нашего города, не превратились в криминальные элементы.
Разве это не проблема всего общества?
Чтобы заострить на этом внимание, я выступил на пленарном заседании в Госдуме. Затем вместе с директором Разуменского детского дома А. Г. Негомодзяновым участвовал в заседании организационного комитета Совета Федерации, где нас горячо поддержал член Совета Федерации Н. И. Рыжков, который неоднократно посещал детский дом в Ра­зумном.
С председателем комитета по вопросам семьи, женщин и детей Е. Б. Мизулиной мы наметили провести в сентябре–октябре парламентские слушания по проблемам адаптации детей.
Чтобы ускорить решение главной проблемы социальной адаптации детей в целях смягчения санпиновских норм, 23 мая встретился с руководителем Федеральной службы в сфере развития прав потребителя и благополучия человека Г. Г. Онищенко. Ознакомил его с нашим 18-летним успешным опытом. Откровенно говоря, не ожидал такой его быстрой положительной реакции. Он тут же поручил своему заму И. В. Брагиной, не дожидаясь законодателей, подготовить смягчающие нормативы и направить их в регионы.
Эта проблема поднимается правительствами Белгородской области и других регионов, к нам приезжали за опытом многочисленные делегации, представители министерств и ведомств, но пока изменений никаких. Чтобы сдвинуть с мертвой точки эту проблему, я взялся быть «толкачом» в коридорах власти. В этом помогают мой личный опыт и положительный результат. Если это удастся, то у нас снизится и преступность в стране, а по официальной статистике, 15–20 тысяч выпускников государственных детских домов ежегодно становятся на криминальный путь.
Считаю, решением этой проблемы должны заниматься все без исключения. Согласитесь, что это касается каждого человека, каждой семьи, каждого ребенка, а не только сироты, который, если не воспитать настоящим человеком, становится угрозой всем: и взрослым, и детям. Кроме того, впустую тратятся сотни миллиардов государственных денег, денег налогоплательщиков.

– Юрий Алексеевич, какой сейчас «больной» проблемой заняты ваши мысли?
– На Белгородчине и за ее пределами знают, что я являюсь инициатором создания тепловой лаборатории неразрушающего контроля при строительстве энергоэффективного жилья и ремонта в системе ЖКХ, согласно закону № 261-ФЗ. К сожалению, закон в стране выполняется всего на 20 процентов, а от его исполнения зависит снижение расходов на сотни миллиардов рублей в сфере ЖКХ. В своих отчетах и президент, и председатель правительства резко критикуют такое положение. Созданная на ЖБК-1 тепловая лаборатория, пока первая в России, хорошо демонстрирует эти многомиллиардные потери, с чем согласились и бывший министр регионального развития В. Ф. Басаргин, и специалисты институтов, и правительство области.
А корень зла виден тому, кто в этом глубоко разбирается. Поэтому я наметил встречу с министром энергетики В. В. Новаком. Хочу обсудить и другие вопросы и проблемы: о ­барьерах в строительстве, связанных со сроками технологического присоединения, и с самой сложной процедурой передачи на баланс электросетей и непомерно высокой стоимостью присоединения, что отражается на кармане покупателя жилья (в Белгородской области 40 тысяч рублей за присоединение одного кВт мощности).
И здесь также буду предлагать создать рабочую группу, в которую постараюсь войти сам и включить опытных профессионалов.

– Судя по вашим ответам, Юрий Алексеевич, вы критически оцениваете работу Государственной Думы. А есть ли у вас предложения по улучшению ее деятельности?
– Состояние российской экономики таково, что она просто «в ступоре», по словам губернатора Е. С. Савченко, который в своей статье раскрыл всю панораму проблем экономики РФ и дал основные векторы выхода из критического положения. И законодательные, и исполнительные органы власти во избежание надвигающихся предстоящих тяжелых последствий, в том числе и от вступления в ВТО, непомерной либерализации в экономических и финансовых сферах, кризисов во многих странах, которые сразу же отражаются на экономическом положении Российской Федерации, не могут продолжать жить консервативно, заскорузло, неэффективно, нетворчески. Когда пожар, то не рассуждают, какие проектировать и какой расцветки закупать технические средства тушения пожара. И друзья и враги – все вместе дружно должны тушить пожар, боясь, что иначе сгорит и собственное достояние. А на карту поставлена судьба нашей страны – России. И распри, промедление, противостояние, затягивание только ухудшают ситуацию. Думаю, Россия находится сейчас в таком положении, но этого не понимают, не признают или не хотят признавать только ее злейшие враги.
Что, на мой взгляд, необходимо сделать.
Первое. В амбициях, споре, говорят, «с водой выплескивается и ребенок», поэтому необходимо отменить авторство законов по партийной принадлежности. Они должны подаваться анонимно. Это исключило бы ненужную борьбу, соревнование за количество и качество законопроектов.
Второе. Сократить многомесячные процедуры согласования. Для выработки соответствующих законопроектов создавать рабочие группы из опытных практиков, юристов, экономистов с приглашением с мест тех, на кого будет распространяться закон – это самые принципиальные критики. А комитеты Госдумы формировать не по партийной принадлежности, а по профессиональным и деловым качествам. Ведь практик вынужден быстро принимать решения и начинать действовать. Он лучше всего чувствует полезность тех или иных намечаемых проектов.
Третье. Создать комиссию по контролю за оперативным прохождением законов, за пресечение бюрократии, для чего ограничить срок их прохождения до одного–двух месяцев, а не 10–15 лет (как это порой сейчас происходит).
Четвертое. Политические пикировки, которые занимают до одного часа в день, вынести в отдельный день, а не в день обсуждения законов.
Наконец, пятое. Вместо политических дебатов ежедневно обсуждать результативность законов, которые приняты. Для чего взять в практику постоянно приглашать в Госдуму специалистов с территорий для выслушивания мнений и быстрого внесения корректировок.
Мои коллеги-депутаты могли бы внести много предложений и, мне кажется, внесут, если те, от кого зависит улучшение работы Госдумы, проникнутся остротой исторической ситуации, которая если не в состоянии пожара, то в преддверии его. А в таких случаях действовать надо в режиме «здесь и сейчас», или, как модно говорить, в режиме онлайн.

Автор: 
Беседовал В. ДАННИКОВ
№: 
079
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (8 голосов)
data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,gplus" data-yashareTheme="counter">

Вставить в свой блог

Для вставки в блог анонса данной статьи, скопируйте нижеприведенный код в буфер обмена, а затем вставьте его в форму добавления сообщения вашего блога.

Партнёры

logo1.gif

logo1.gif


Подключение CSS файла