Главная
strict warning: Declaration of views_handler_filter_date::exposed_validate() should be compatible with views_handler::exposed_validate(&$form, &$form_state) in /var/www/home/hosting_denver09-35/projects/belpravda/htdocs/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_date.inc on line 0.

Не в отставке моё поколение

В октябре 1941 года фронт приближался к Курску. Федор Овчинников — начальник отдела кадров управления сахарной промышленности — спешил вывезти документы заводов из города. Погрузив их в кузов, поручил жене Антонине срочно доставить документы в эвакопункт. Сам еще оставался в городе, чтобы вывезти и оборудование предприятий в тыл.
Антонина захватила с собой дочерей-школьниц (8, 10 и 12 лет). Взяла в дорогу лишь теплые вещи, документы и учебники. Сели в крытый брезентом кузов машины на пакеты с документами. Ехали ночью. Никто не спал, было очень тревожно. И на рассвете увидели необычное огненное зарево со стороны города. Курск горел. По дороге тянулись обозы с людьми и поклажей — население покидало город. А в небе уже кружили немецкие самолеты.
«Стоял невообразимый грохот. Машины и повозки переворачивались, люди разбегались и падали. Но нам очень повезло с водителем. Он так маневрировал в этом хаосе, что благополучно довел грузовик до леса, где уже укрывались несколько машин. Пассажиры и водители этих машин даже зааплодировали нашему шоферу», — рассказала дочь Федора Овчинникова Нелли Федоровна Владимирова.
На следующий день машина с документами и людьми прибыла на станцию Касторное Воронежской области, где был организован эвакoпункт. Отсюда в вагоне-теплушке два с половиной месяца Овчинниковы добирались до станции Чарская Семипалатинской области.
В Казахстане девочки пошли в школу, а мама, Антонина Георгиевна, — стала диктором районного радиоузла. Работала по 12—16 часов в сутки и никогда не жаловалась. Всегда была доброй и детям по поводу трудностей говорила: «Потерпите. Сейчас все для фронта, все для победы».
«И мы терпели, хотя постоянно хотелось есть, и помогали, чем могли, взрослым. Ходили с ними на вокзал встречать раненых и отводили их в госпиталь. Выступали перед ними с художественной самодеятельностью. Помогали расчищать железнодорожные пути от снежных заносов. А летом собирали для госпиталя травы и шиповник. И учились, несмотря на нехватку учебников и отсутствие тетрадей (писали на старых газетах)», — вспомнила наша землячка.
После окончания войны Овчинниковы вернулись в Курск, успешно окончили школу и все получили высшее образование. С 1960 года Нелли Федоровна с мужем живет в Белгороде.

* * *

А Николай Васильевич Медведев жил в селе Петровка Курской области. Когда началась война, ему было шесть лет. «Во время оккупации немцы сразу выгнали местных жителей из своих домов в центре села. На окраине поселения люди уплотнились по две—три семьи в каждом доме. Теснота была ужасная. Спали на полу. В школе не учились. Хотя немцы пытались организовать учебу, но туда никто не ходил», — рассказал Николай Васильевич.
В феврале 1943 года после ожесточенных боев немцы ушли из села. Стало необычно тихо. И мальчишки из любопытства выскочили на улицу. Но, услышав гул приближающегося танка, снова спрятались. А танк вдруг остановился. Из люка показался танкист и на русском языке спросил: «Эй, есть кто живой? Попить дадите?».
«Тут все высыпали из укрытий, окружили танк и заговорили, перебивая друг друга. Убедились, что немцы ушли окончательно, и стали расходиться по домам, у кого они уцелели.
Наша хата стояла с раскрытой дверью. Мы с сестрой и семилетним братом Мишей побежали к дому. А там на полу лежали гранаты, а за печкой — раскрытый патефон с пластинками. Я прибежал последним. Миша стал вертеть в руках гранату и, видимо, дернул за чеку. Граната взорвалась, и Миша погиб. А нас с сестрой спасла русская печь», — вспоминал Медведев.
Осенью 1943 года Коля Медведев пошел в первый класс. Жизнь в селе стала налаживаться, но мужчин очень не хватало. Еще шла война, и домой возвращались только искалеченные и больные. На полях и фермах работали женщины и дети. Подросшие мальчики выполняли всю мужскую работу.
Николай рано познал сельский труд, но школу не бросал. После седьмого класса окончил Воронежский авиационный техникум, а после службы в армии — Московский политехнический институт. В Белгороде он почти 30 лет был преподавателем индустриального техникума (ныне колледжа).

* * *

Лидия Митрофановна Паненко (Овчаренко в девичестве) видела войну в трех—четырехлетнем возрасте. Семья Овчаренко в 1941 году жила в Алексеевке Воронежской (ныне Белгородской) области. Отец Митрофан Овчаренко с первых дней войны ушел на фронт, а через полгода, после контузии, вернулся домой. Успел построить большую землянку для всей семьи — на случай бомбежки.
Фронт приближался к дому, и отец вернулся в армию. В 1942 году он погиб, защищая Ленинград.
В этом же году в Алексеевке появились немцы, и семья Овчаренко оказалась в оккупации.
«За нашей хатой возвышалась гора, на противоположной стороне которой немцы построили склады и охраняли их круглосуточно. У нас немцы не жили, но часто приходили за продуктами. Не обращая внимания на то, что в семье были лишь женщины (мать и бабушка) и трое маленьких детей, они отбирали у нас молоко, яйца, сало, хватали живых кур», — поделилась воспоминаниями Лидия Митрофановна.
За горой у складов проходила широкая дорога, по которой постоянно курсировали немецкие машины.
«Однажды на эту дорогу в сумерках спустились два парашютиста. Один из них пришел к нам и попросил, чтобы его спрятали. Он был в русской военной форме без погон. Мама опустила его в подпол. А на рассвете он ушел.
Через некоторое время на немецких складах раздались мощные взрывы. Когда все стихло, люди пошли туда посмотреть и нашли два трупа наших солдат. Одного из них мама опознала.
Женщины похоронили их. На могиле поставили христианский крест. А после войны мои братья на этой могиле соорудили скромный памятник со звездой, а рядом — стол и скамейку.
Документов у солдат не было. Мы пытались выяснить их личности через военкомат, но пока ничего не вышло.
Моя семья (братья) продолжают ухаживать за могилой и всегда 9 Мая приносят туда живые цветы», — рассказала Лидия Митрофановна.
Всех детей Митрофана Овчаренко подняли на ноги и выучили мать Зоя Федоровна и бабушка Марфа Тимофеевна. Бабушка каждый вечер молилась, стоя на коленях, у портрета сына... Лидия Митрофановна поселилась в Белгороде с мужем и детьми в 70-е годы. Длительное время преподавала в индустриальном колледже. Сейчас на пенсии, воспитывает внуков и пишет трогательные стихи о пережитом.
Вот что она пишет о маме:

Я спешу к тебе, милая мама,
На свиданье,
как в прежние дни.
Жаль, что это свидание будет
У могилы священной земли.

* * *

...Дети войны давно на пенсии. Они принимают участие во всех мероприятиях совета ветеранов и в активе округов города Белгорода. Хорошо сказал об этом белгородский поэт Павел Савин:

Не в отставке мое поколенье,
Постаревшие дети войны.
Пред судьбою не встав
на колени,
Мы пока еще духом сильны.

Автор: 
Л. ГРИШИНА, председатель совета ветеранов Белгородского индустриального колледжа
№: 
69
Голосов пока нет
data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,gplus" data-yashareTheme="counter">

Вставить в свой блог

Для вставки в блог анонса данной статьи, скопируйте нижеприведенный код в буфер обмена, а затем вставьте его в форму добавления сообщения вашего блога.

Партнёры

logo1.gif

logo1.gif