Главная
strict warning: Declaration of views_handler_filter_date::exposed_validate() should be compatible with views_handler::exposed_validate(&$form, &$form_state) in /var/www/home/hosting_denver09-35/projects/belpravda/htdocs/sites/all/modules/views/handlers/views_handler_filter_date.inc on line 0.

Послужи нам ещё, старая мельница!

Фестиваль «Я – русский крестьянин»

НАЧНУ с впечатлений личных. Для меня, одного из представителей многочисленного кочевого семейства новооскольских рыболовов-удильщиков, эта часть Оскола на границе Новооскольского и Волоконовского районов была зоной повышенного интереса. Здесь отменно брал на проводочную и донную удочку голавль, а еще тогдашний (увы, не нынешний) абориген Оскола стайный рыбец, по Сабанееву – подуст (название не по убийственному химпрепарату «дуст», а по устам рыбины, прикрытым хрящеватым, на манер акульего, носом). От Нового Оскола всего полчаса езды на утреннем пригородном поезде. И вот она, речная благодать.
Те места славны еще одной благодатью – лесной. В при­оскольских сосновых борах произрастали ярко-морковно-оранжевые на срезе рыжики (писатель Владимир Солоухин ставил их даже выше белых грибов). А в правобережных дубравах и орешниковых лесных массивах, на вырубках – несметное количество крепеньких осенних опят. Грибники трех районов – Новооскольского, Волоконовского и Валуйского – сладостно увлекались тут «тихой охотой». Горожане в основном. Местные тамошние селяне если и переплывали на лодках к лесам правобережья, то лишь для утилитарного пополнения погребных зимних запасов. К тому, что грибов тут по осени хоть косой коси, они привычны. Да и за нескончаемыми сельскими трудами им всегда не до грибной романтики.
Не меньше, чем обилие рыбы и грибов, гостей всегда дивило здесь строение о шести этажах из качественного дубового материала – старая Новоивановская мельница на берегу Оскола. Уходя над деревенским одноэтажьем ввысь, это деревянное строение просто дышало тайнами старины.
Подробнее я знакомился «по-газетному» с той мельницей, уже работая в Валуйках. С тамошним успешным предпринимателем Валерием Васильевичем Степаненко мы и поехали на его родину в Новоивановку, к мельнице на Осколе. Шесть этажей из тщательно отобранных и откалиброванных дубовых бревен. И все без единого гвоздя. Несомненная архитектурная доминанта всего окрестного природного угла.

Фестиваль «Я – русский крестьянин»
Мельница была собственностью известного в округе купца Баркова. По легенде, он вы­играл ту мельницу в карты у новооскольского помещика. Тому нечем было оплатить карточный долг, и он отдал мельницу. Ее разобрали по бревнам, пронумеровав их, и отправили по Осколу на сборку в Новоивановку.
Свои мельницы Барковы не только выигрывали в карты – строили. В моем Новом Осколе я знал две мельницы. На месте одной из них в советское время в здании с вековой раскидистой сосной у входа разместили школу, которая звалась горожанами не иначе как Баркова школа. Нынче на ее месте современный образовательный комплекс, его старожилы чтут про себя по прежнему названию. Другая, четырехэтажная, уже кирпичной кладки мельница стояла вблизи Новооскольского вокзала при рельсах. Тоже в послевоенное время была самым высоким зданием в городе, гордостью патриотов-пацанов, если хотите. В один из послевоенных годов случился на этой мельнице страшный пожар. На противоположной стороне самой широкой улицы города плавились оконные стекла. Выгорело все, что было внутри, но остов здания с зияющими глазницами окон не поддавался даже искусственному разрушению и простоял десятилетия (сейчас в востановленном здании сеть торговых объектов).

Фестиваль «Я – русский крестьянин»
Строилось на века. Вот и на венце Новоивановской мельницы каленым железом выжжена дата – 1914 год. Век позади. Но бревна здания от времени лишь потемнели, не утратив прочности почти нисколько.
Валерий Степаненко показал мне озеро, питавшееся прежде не менее чем десятком мощных родников. Из того озера вместе со сверстниками он пил из свернутого на манер ковшика капустного листа студеную воду.
Дед Валерия Иван Кузьмич Степаненко, прежде чем сложить голову под орловскими Ливнами в бою с фашистами, был кузнецом. Однажды он, отковав для мельницы какую-то очень крупную и страшно дефицитную деталь, был премирован хозяевами охотничьим р­ужьем «Зауэр», три кольца». Это ружье передавалось и передается в степаненковском роду новым поколениям. Под плечо переделывали приклад, один ствол ружья переизбытком пороха раздуло. Но остов «Зауэра» и теперь хранится в роду реликвией, как и дедовы тиски с наковальней.
Новоивановская мельница много и очень полезно поработала. Крутила жернова под напором оскольской воды, потом – на паре, а в заключение – на морском корабельном дизеле.
Зерно на помол в Новоивановку везли из многих районов области, в основном колхозники. Они предпочитали смолоть заработанное на трудодни зерно именно тут. В сплошь «деревянном духе» мельницы отменной по качеству выходила вальцовая мука. Потому авторитет старой мельницы держался до самой закатной колхозной поры. Один из последних председателей местного колхоза имени Димитрова Александр Иванович Рязанов свидетельствует это лично.
Немного поработала Ново­ивановская мельница даже в «бартерную» пору российской экономики. На муку с этой мельницы в Нижнем Новгороде выменивались для местных жителей телевизоры, стиральные машины и другая бытовая техника. Выходит, и на Волге раскушали новоивановскую муку-вальцовку.

Фестиваль «Я – русский крестьянин»
В пору моего подробного знакомства с мельницей она уже молчала, старея без дела. Даже ключи от окованных железом дверей мельницы в селе было найти непросто. Я спрашивал по-деловому мыслящего предпринимателя, как можно использовать нынче это архитектурное чудо. Ведь машинное мукомольное дело далеко ушло вперед. Ответ был таким: сделать его музеем в зоне отдыха. Кратко, но осознанно и просчитано.
Тогда, однако, предложение выглядело, скажем так, не очень дельным.
А реальным-таки оказалось! Недавно возглавивший администрацию Волоконовского района Сергей Иванович Бикетов пришел к той же мысли и активно проявил при этом свою инициативу и энергию характера. Второй год при Новоивановской мельнице организуется и проводится межрайонный фестиваль «Я – русский крестьянин».

Фестиваль «Я – русский крестьянин»
Почему нет? Из крестьянских детей вышло едва не подавляющее большинство отечественных полководцев, крупных ученых, изобретателей… И просто великих тружеников. Великих и незаменимых в своем деле. Вот сейчас телевизор и радио просто кричат: не появляйтесь в тридцатиградусную жару на солнце. Оно, мол, губительно для здоровья. Но что тот призыв для крестьян, если тем зноем напрочь уже какой год подряд насквозь проникаются даже весенние месяцы? Если прятаться, кому выращивать хлеб, сахаро- и маслосодержащие полевые культуры?
А взять и вспомнить из крестьянского опыта суждение: что может жить, расти и развиваться без солнца? Все под ним! И человек, по-видимому, тоже. И почему однажды в году не оторвать глаза от пропекаемого солнцем дела и, осознав себя значимой в этой жизни фигурой, не позволить себе праздник? Именно таким праздником и стал задуманный волоконовцами фестиваль «Я – русский крестьянин».

Фестиваль «Я – русский крестьянин»
Затея, с какой стороны ни подходи к ней, глубоко патриотична. В непосредственной близости от старой мельницы – памятник героическим девушкам. В преддверии Курской битвы их мобилизовали из районов области на рытье окопов, траншей и других защитных землесооружений. Фронт диктовал напряжение. Днем девушки едва не до изнеможения трудились, а ночевали в просторном колхозном сарае.
Фашистский пилот (возможно, по наводке предателя) сбросил на заре «зажигалку» на оказавшееся замкнутым помещение. Более четырех сотен девушек сгорели в муках в одночасье. Трудно сказать, сделал это фашист, не дрогнув ни единым мускулом лица или с вожделенной мстительной гримасой на нем. Но что стоило тогда вражескому пилоту увеличить свой боевой счет и зажечь бомбой почти рядом стоящее массивное деревянное строение мельницы?
Не стал, возможно, посчитав его будущей материальной собственностью третьего рейха, а возможно, и своей личной, как-никак, за четыре сотни загубленных девичьих душ. Фашисты этим, видимо, не пренебрегают никогда. Это в их природе.
А самолет, видно, где-то ткнулся носом в так и не завоеванную, непорабощенную русскую землю.
Так послужи нам, мельница! Пусть уже и не перемалыванием выращенных зерен, но памятью о прошлом нашей великой Родины!
Фестиваль в Новоивановке сразу определился с лицом. Воспеть труд предков. Ибо без почитания прошлого не бывает настоящего, а тем более будущего. В народе издавна живет мудрость: не тот пахарь, что пашет, а тот, что любуется своей пахотой. Принцип «полюбоваться» адресован фестивальному зрителю конкурсной программы фестиваля. А она разнообразна и в семи видах: «Покос травы», «Перенос воды на коромысле», «Пахота за лошадью», «Хозяйка избы», «Бой всадников», «Догони красную девицу», «Узнай милого по голосу».
Дело было за тем, чтобы найти в наше-то едва не сплошь механизированное время искусного косаря, пахаря под лошадку, не избалованного автомобилями-внедорожниками всадника и старинное седло.
Нужно сразу сказать: с этой задачей блистательно справились и в Волоконовке, и в районах, приславших желающих сделать свое дело непременно лучше других. Зрелище получилось на редкость захватывающим. Девушки в ярких сарафанах несли от Оскола воду на коромыслах к мельнице. Да вышагивали так статно, что вода в ведрах стояла не шелохнувшись.
Невольно вспомнишь киношную Аксинью из «Тихого Дона» в блистательном исполнении Элины Быстрицкой.
А косари – «Размахнись, рука, раззудись, плечо»! А пахота за конным плужком и ровна, и слитна, без единого самого мелкого огреха. А всадники будто впаянные в седло… И откуда только что берется? Может, где-то на генном уровне передалось? И славно, если так. Дело за тем, чтобы эти пробудившиеся гены предков развивать на новых фестивальных волнах.
– Затевая фестиваль, немало волновались, – говорит Сергей Иванович Бикетов, – получится ли подыскать достойных исполнителей, вселить в них азарт и навыки предков? Как той же хозяйке дома быстро и красиво принести воду из Оскола, вручную постирать, пополоскать, высушить белье на веревке, если сегодня стиральная машина делает все сама?
Получилось решительно все и у всех.
В первом прошлогоднем фестивале у Новоивановской мельницы участвовали четыре района, а в ныне прошедшем – уже восемь районов. Зрителей стало намного больше. Были даже из Ростова-на-Дону.
Богатейшими на волоконовском «трудовом» фестивале оказались и развлекательная, и культурная программы. В культурную хозяева выставили «Вольницу» – ансамбль казачьей песни, руководимый Алексеем Сотниковым.
Фестиваль украсили ансамбль песни «Околица» из Грайворонского района, вокальный ансамбль «Бехтеяночка» из Корочанского района, ансамбль «Вечерок» из Валуйского района, солистка Светлана Колодкина из Ровеньского района, ансамбли и солисты волоконовских домов культуры.
Очень к месту пришелся приезд на праздник волоконовского землячества. Эти четыре десятка видных людей, достойно проявивших себя в работе областных структур, так трогательно встречались с друзьями юности, с активными участниками становления и развития Волоконовского района.
Сергей Иванович Бикетов говорит:
– Готовы встречать из других районов союзников нашего фестиваля. Чтобы вместе прочувствовать быт и атмосферу прошлых лет, попробовать себя в старинных созидательных работах и забавах, проявить свои навыки и приятно провести время.
Зная целеустремленность нового главы администрации, могу принять слова о приятном времяпрепровождении прологом к еще одной значимой миссии у старой мельницы – сделать эту точку не только фестивальной площадкой, но и местом отдыха людей, своеобразной рекреационной зоной.
На эти мысли наводили эпизоды фестивального празднества. Ребятишки, гости фестиваля вдоволь накатались по Осколу на лодках молодого волоконовского байдарочного флота.
Река у мельницы в сравнительно хорошем состоянии. Чиста прозрачная вода глубинок. Иные участники фестиваля всласть наплавались и нанырялись.
Тут можно подумать и об организации игр на воде. Грибная пора в окрестных борах и лиственных массивах тоже зовет к размышлению. Можно конструктивно помыслить и об организации рыбалок. Удильщики нынче очень даже не перевелись, а мест отвести душу с удочкой маловато пока.
Конечно, всякая затея стоит немалого труда. Я заглянул в сценарный план катящегося, как по маслу, фестиваля. Десятки фамилий людей, ответственных едва не за каждый жест и сюжет. Сколько хлопот у работников отдела культуры, возглавляемого Инной Иосифовной Косаревой! А ведь задействованы в фестивальном деле работники многих других районных служб. Все катилось, как по маслу, но отнюдь не само собой.
Фестиваль у старой мельницы «Я – русский крестьянин» состоялся и удался. Впереди новые.

Автор: 
В. СОЛОВЬЕВ, соб. корр. «Белгородской правды». Фото Н. КОЛОМЫЦ. Волоконовский район.
№: 
087
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)
data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,gplus" data-yashareTheme="counter">

Вставить в свой блог

Для вставки в блог анонса данной статьи, скопируйте нижеприведенный код в буфер обмена, а затем вставьте его в форму добавления сообщения вашего блога.


Подключение CSS файла